Gallery Портрет

Александр,
кузнец

Не знаю, бывают ли кузнецы, как в кино — с голым мускулистым торсом, у пылающего горна... Александр, Саша сетовал, что не успел получить новый комбинезон, а без него — нельзя: окалина, что отлетает от металла прожигает и брезент из которого их шьют. И «железо становится пластичным при наревании» — это только в учебнике. Не такое уж оно и пластичное. Деталь, что выковывал Саша была не так эффектна, как люстра под потолком — всего лишь ножка для стула. А вот что завораживало, так это то, как Саша работал... Без суеты, без эффектных ударов наотмашь. Размеренно, с виду — не торопясь. И железо делалось пластичным, то есть принимало ту форму, которую нужно.

Потом был чай, крепкий... Он думал о чём-то, казалось, обдумывал, что будет делать дальше. И терпеливо сносил вспышки камеры.

И снова выверенные, точные удары по раскалённому металлу. В горне, подальше от огня, лежали... туфли. «Сыро!» — сказал Саша и улыбнулся...

Александр, кузнец